В Москву вернулось лето. Футболисты сборной, которой 10 сентября предстоит первый провести матч отборочного цикла ЧМ-2010 против Уэльса, приехали после тренировки в фешенебельный отель на Тверской и все как один улыбались. А Гус отчего-то был невесел. Сидел в лобби, потягивал любимый капуччино и хмурился. «Напомните, из какой вы газеты? - подозрительно глядя на меня, спросил голландец. - А-а, из крупнейшей в России... Только не вздумайте задавать глупые вопросы! А то получите глупые ответы!»

- Нервничаете, мистер Хиддинк?

- Нервничаю?! С чего вы взяли?

- Ну ведь начинается новый отборочный цикл...

- Я скорее взволнован. Потому что сейчас очень важный момент для русского футбола. Дело не только в хороших результатах, которые мы показали в Австрии и повторения которых от нас теперь ждут в отборочном цикле чемпионата мира. Люди в России начали понимать, что в стране есть таланты. И что именно сейчас, на волне успеха, надо перестраивать систему поиска и развития этих талантов, а также возводить стадионы, открывать академии. Я, кстати, во всем этом участвую, помогаю, а не только сборную тренирую. То есть это целый комплекс задач. Если решим их, то у русского футбола будет большое будущее.

- Многие говорят не о будущем, а о настоящем - мол, после победы «Зенита» в Суперкубке у нас появился суперклуб, похожий на «Реал», «Милан»...

- Если честно, то до этого уровня «Зениту» пока далеко. В Петербурге отличная команда, но у суперклубов, таких, какие вы упомянули, должна быть история, состоящая из больших побед. А про «Зенит» до триумфа в Кубке УЕФА почти никто в Европе не знал. Суперклубы - это как бы отдельный институт, и нужны годы, чтобы команда, даже сильная, получила этот статус. С другой стороны, именно сейчас «Зенит» будет играть в Лиге чемпионов и там, надеюсь, начнет путь к этой вершине. Сначала ему неплохо было бы встать в один ряд с моей бывшей командой, ПСВ (голландский клуб, в котором Хиддинк играл и который тренироввал - Прим. ред.), которая находится как бы между обычными командами и элитными. Ну а там, шаг за шагом, потихоньку... В Петербурге работают над инфраструктурой, строят новый стадион, который, возможно, будет самым современным в мире. Я встречался с президентом «Зенита» - он понимает, что и как надо сделать, чтобы его команда стала элитной.

- А насколько оправданны такие шаги, как покупка «Зенитом» у «Динамо» португальца Данни? По-вашему, этот игрок стоит тридцать миллионов?

- Ну а что это вообще такое - цена футболиста? Вопрос философский. И, кстати, от философии команды, осуществляющей покупку, цена во многом и зависит. В «Зените» все прекрасно понимают, что 30 миллионов - куча денег. Но если они пошли на подобный шаг и если Данни сразу же принес результат, забив гол в финале Суперкубка, то это неплохое вложение денег. Ведь многие клубы в России приобретают иностранцев за один-два миллиона. Вроде выгодная покупка. Но потом эти второсортные легионеры зачастую сидят в запасе, не приносят никакой пользы. И вот это действительно дорого - отдать два миллиона ни за что. Сравните их с тридцатью миллионами, вложенными в классного игрока, и подумайте, что лучше.

- А как насчет другого классного игрока «Зенита», Игоря Денисова? Перед Евро вы говорили, что не сердитесь на него за отказ играть за сборную и пригласите на отборочный цикл к чемпионату мира. Но в числе вызванных на матч с Уэльсом Игоря нет.

- Подождите, разве я говорил, что обязательно приглашу Денисова? Я говорил, что буду на него рассчитывать, что он по-прежнему рассматривается как кандидат в сборную. Но у нас сейчас есть команда, есть ребята, отлично сыгравшие в Австрии. Чтобы взять Денисова, нужно «отцепить» кого-то из этих парней. Что я им скажу? Как это будет выглядеть? Как минимум нечестно. Но я по-прежнему слежу за Игорем. От талантов мы не отказываемся.

- Удавалось ли вам в процессе поиска талантов следить за Олимпиадой?

- Нет, только урывками, в выпусках новостей. Мы как раз ездили по России, отсматривали игроков, решали организационные вопросы. Времени на телетрансляции не было.

- А что бы, кроме футбола, смотрели, если бы такая возможность была?

- Многое. Теннис, например, который я обожаю.

- Помню, как в Австрии вы играли на базе сборной - получалось здорово.

- Увы, в моем возрасте могу играть только в паре, ведь в «одиночке» надо быстро бегать. Но у сетки чувствую себя неплохо. Ну, кто против меня?! (Смеется, глядя на сидящих рядом помощников Бородюка и Корнеева. - Авт.)

- Ваш любимый игрок, наверное, голландец Крайчек, чемпион Уимблдона?

- Крайчек - сильный парень, с характером, но все же это не теннисист топ-уровня. Моим любимцем был Джон Макинрой - в свои лучшие годы он был безупречен почти во всех компонентах игры.

- Я как-то видел вас гуляющим по Москве с вашей подругой Элизабет. Все вокруг кричали: «О-о, Гус Хиддинк!» А вы были совершенно спокойны. Похоже, вам комфортно в роли звезды, или, как сейчас модно говорить, селебрити.

- Да не считаю я себя селебрити! Конечно, я прекрасно понимаю, что, когда играет национальная сборная, телекамера очень часто направлена на меня, следит за каждым моим движением. Да, меня все узнают. Но футбол идет не из высшего света, он идет с улиц! И я не знаменитость, которая людей с улиц не считает себе ровней! Вот почему я хорошо чувствую себя среди простых людей, вот почему я люблю гулять по улицам, в том числе и по московским.

kp.ru